Книга Памяти Республики Коми т. 10 стр. 702



ВСЯ ЕЁ ЖИЗНЬ - ПОДВИГ

Не торопясь шагает по городу женщина в летах, ничем не отличается от других, заполнивших улицы Сыктывкара в этот солнечный летний день. И платье на ней обычное. Может, даже скромнее, чем у многих ее возраста. Серые глаза ласково смотрят вокруг. По всему видно, любит она их, людей вокруг, и свой город, в котором живет.

Как-то московский журнал "Работница" писал об этой женщине: "Бывают подвиги, которые совершаются молниеносно: человек бросается в пылающий дом и, задыхаясь, сквозь огонь выносит ребенка. Или в разгар трудного сраженья солдат грудью заслоняет амбразуру вражеского дзота и дает возможность своим боевым друзьям двигаться дальше. Быть может, минуту назад человек и не подозревал, что способен на такое. Но вот настал момент, который потребовал от него величайшего напряжения сил, телесных и духовных, и такие силы нашлись. Человек стал героем.

Но бывают и иные подвиги, они совершаются повседневно и не сразу становятся заметными для окружающих. Именно такой подвиг - вся жизнь Раисы Дмитриевны Изъюровой".

Сама она, прочитав номер московского журнала, как-то даже смутилась. Ей было неловко от того, что так пишут о ней. С каким-то смущением после этого она пришла на смену. Ей казалось, что все посмеиваются над ней: разве она делает больше того, что делают все на стройке? Раиса Дмитриевна жалела, что рядом с ней уже нет Петра Федоровича Ширяева, ее первого наставника и учителя, который научил брать в руки кирпичи, обращаться с кельмой, распознавать состояние раствора. Был бы он рядом, сказал бы, как всегда, с улыбкой:

- Ничего, Раиса, все идет хорошо! Мы с тобой еще поработаем.

Раиса Дмитриевна вспоминает, как осенью 1931 года по путевке колхоза она приехала из Позтыкероса в город, где надо было самой пробивать дорогу, не надеясь ни на отца, ни на мать. Но у семнадцатилетней девушки, проучившейся в школе всего два года, было большое желание работать, найти место в жизни.

Не одинокой оказалась молодая колхозница в городе. Ее тепло приняли в рабочий коллектив. Хорошие люди, вроде того же мастера Петра Федоровича Ширяева, помогли получить рабочую профессию, направили на верный путь. Их было много, ее учителей.

Уже позже, когда ей присвоили звание Героя Социалистического Труда, ее часто стали приглашать в школы, училища, на молодежные собрания и вечера, просили рассказать о своей жизни, профессии каменщицы. Не забудет, как получила письмо из Воркуты. Учащиеся строительного училища просили ее рассказать о своей жизни, работе, друзьях. Так прямо и пишут будущие воркутинские строители: "Нам понравилось, что вы так любите свою профессию, труд. Напишите нам письмо, научите быть такими же, как вы сами".

Но разве обо всем этом напишешь. Да и не привыкла она писать. Училась-то мало. И писем не писала никому, кроме как отцу и матери в деревню. Да еще брату пару слов писала. Была еще сестра старше, но она работала в лесу. Разве расскажешь, как она начинала свой трудовой путь в городе.

Вначале она была на общих работах на стройках Сыктывкара. Таскала кирпичи, подавала их мастерам, готовила растворы. Опытный мастер заметил трудолюбие девушки, направил на трехмесячные курсы. И стала Раиса ученицей. Не сразу даже и после курсов ей разрешили самостоятельную кладку. Оказывается, это не так еще просто. Нужно уметь и знать многое. Мастер учил обтесывать кирпичи, делать сложную кладку: арки, карнизы, работать с огнеупорными материалами. На реконструкции городской электростанции нужно было замуровать котел. Мастер, скрывая сомнение, поручил это Рае.

Все больше и больше воздвигалось в Сыктывкаре каменных зданий. На стройках города работали уже несколько бригад каменщиков. В бригадах заметное место занимали и женщины, были они даже бригадирами. Раиса ими восхищалась. "Я, наверно, никогда не смогу стать бригадиром", - думала она. А когда началась война, из двухтысячного коллектива строителей в бригадах осталась десятая часть. Все мужчины ушли на фронт. Строить стали меньше. Но город жил, трудился и все же строил.

Военные зимы были лютыми. Мороз казался невыносимым. Может быть, и потому, что люди недоедали, недосыпали. Стоило в перерыв протянуть окоченевшие руки к печурке, как тебя сразу разморит. Так и задремлешь сидя. Раису и ее подруг по бригаде, дремавших в изнеможении у печурки, приводил в чувство грубоватый голос бригадира Ольги Баевой:

- Девушки! - кричала она. - Отсыпаться будем после войны. Знаете, что мне пишут с фронта: "Спать солдату некогда, надо бить фашистов". А мы что? Хуже?

И усталость как рукой снимало. Вскакивали и шли на работу. Даже песни пели.

После войны Раисе присвоили высший разряд, затем избрали депутатом городского Совета. Депутатские обязанности открывали ей совершенно новый мир, научили видеть жизнь дальше и шире. Давались ей и поручения как депутатке: проверять рабочие столовые, где кормили по талонам, распределение товаров по талонам, которые тогда были строго нормированы, расследовать просьбы и жалобы солдатских семей. Не в одном доме ей пришлось побывать в те годы, беседовать с женщинами за пустыми столами. Трудными были эти годы для всех. Но Раиса видела, как стойко переносят все эти испытания солдатские семьи. Да и не только солдатские. Всем было трудно в те годы.

В 1955 году Раиса Дмитриевна Изъюрова была избрана депутатом Верховного Совета республики. А через три года ей было присвоено высокое звание Героя Социалистического Труда. И незабываемым был день, когда она с большим душевным трепетом входила уже в Большой Кремлевский дворец как депутат Верховного Совета Российской Федерации. Было это в 1959 году.

Такая счастливая оказалась судьба ее. От избы в таежной деревне на реке Локчим она шагнула в Кремль, где принимала участие в решении государственных вопросов. И вечерами, любуясь из окна московской гостиницы огнями столицы, она испытывала и чувство гордости и радости за свою Родину, так высоко поднявшей ее, рядовую женщину, за свой труд, который любила до самозабвения.

… Идет по улицам Сыктывкара женщина. Пожилая, в летах. Ничем не отличается от других ее возраста женщин. Серые глаза ласково смотрят вокруг. Идет по улицам Сыктывкара Раиса Дмитриевна и видит здания, которые она строила. Она клала стены Дома печати. Это было первое четырехэтажное каменное здание в городе. Затем здание пединститута, драмтеатра, национальной библиотеки, называвшейся Ленинской… А сколько школ, жилых домов построено в городе, и в каждом из них труд знатной каменщицы.

Нелегкой была ее жизнь. Муж в начале войны встал в ряды защитников Родины и не вернулся домой… Сына поднимала одна.

Из воспоминаний известного коми писателя Ивана Изъюрова